Русский Шанхай

20120903-8 Как недалеко нам теперь кажется то время, когда огромный китайский порт, сегодняшнюю метрополию мира, можно было назвать «русским», однако отголоски его слышны и поныне. В действительности, после большевистского переворота и Гражданской войны, тысячи, десятки тысяч русских беженцев, оттесненных к китайской границе нашли пристанище в уникальном русском железнодорожном городе Харбине, в Манчжурии, основанном чуть более века назад. Город был и богатым и стильным, там было несколько институтов, театров, домов моды и гимназий, которыми управляли русские беженцы – эмигранты. Но после оккупации Харбина японцами, многие предпочли переехать в шикарный и интернациональный порт – Шанхай. Город, где было легче найти работу и откуда было проще выбраться. Тот, кто бывал в нем, никогда не забудет великолепной набережной Ар Деко, которая называется «Бунд». Ее роскошной авеню Жоффр, на территории бывшей французской концессии, с великолепными колониальными особняками и клубами.

Теперешний Шанхай — столица бизнеса ХХ1 века — стер многое из этого с лица земли, построил огромные билдинги и холдинги. Небоскребы и залитые электричеством башни, а мне жаль того, ностальгического Шанхая, который остался в моей памяти. Я бывал в нем, когда жил в Гонк Конге в эпоху британской колонии. Однако образ довоенного Шанхая отождествлялся у многих в свое время с образом города – грешника. Каждое десятилетие, мы невольно выбираем на земле два – три города полных всеми Семью смертными грехами, и браним их за это. В 1920е годы этими городами был Берлин и Чикаго, а в тридцатые – Шанхай и Нью Йорк. Затем в 1940е – Касабланка и Гавана и так далее, вплоть до Москвы, Багдада и теперь вот Тегерана…

О «порочном», декадентском, наркотическом Шанхае было создано немало фильмов в Голливуде и в Париже и при всей их бутафории, в них есть доля правды. Особенно яркими примерами являются голливудский фильм «Shanghai gesture», где маленькую, но великолепную роль играет Мария Успенская, замечательная актриса МХТ, эмигрировшая в США. Это фильм о жизни казино с выигрышами и проигрышами, револьверами и пропавшими детьми. Еще один стильный фильм об этом городе – грешнике — французский «Le drame de Shanghai» с Луи Жуве. Там действие происходит в кабаре, где ведетта – русская эмигрантка из дворянской семьи, вынужденная петь в перьях райской птички, что бы заплатить обучение свое дочери в английском колледже в Гонк Конге. Атмосферу настоящего русского Шанхая возрождает нам и книга Лидии Владимировны Вертинской, урожденной Циргвава. Она называется «Синяя птица любви» и вышла недавно в Москве. И надо сказать, что семья Вертинских очень верно и разумно использовала в своем московском ресторане на Остоженке образ Русского Харбина. Его декор полон ностальгии и изящного вкуса, интерьер выполнен в бордово – золотистых тонах и своими образами напоминает очень старый Китай и его бесшабашную и трудовую жизнь белых эмигрантов. Кроме весьма хорошей китайской кухни (а какая еще должна быть в Шанхае?), хороши девушки — китаянки, кореянки и бурятки, великолепный шоколад и песни Вертинского. Но не только! На прошлой неделе мне довелось вести там редкостный концерт замечательной московской джазовой певицы с редкими вокальными данными – Ирины Епифановой. Она довольно красива, невысокого роста, артистична и одевается на сцене весьма «ретро». Она была бы в музыке – каприччио, в скульптуре – статуэтка ренессанс. И выбор ее в качестве стильной гостьи ресторана «Вертинский» совсем оправдан, но к тому же – ее уникальный, редкостный в сегодняшней китчевой Москве репертуар! Семь лет назад, услышав как- то в клубе исполнение Епифановой, я решил передать ей уникальные ноты и слова давно забытых интимных песенок Изы Кремер из моей парижской коллекции. Иза Яковлевна Кремер – была российской звездой и знаменитостью Серебряного века, эпохи Александра Вертинского, Юрия Морфесси и Олега Рунича. Она была небольшого роста, рыженькой с пикантными формами и изящной одетой. Ее песенки о негритятах, моделях от «Пакена», американской любви и прочем, завораживали публику своими бесхитростными словами, в которых и теперь слышишь столько правды, которой нам так не хватает в современном песенном репертуаре. Настоящими «хитами» Изы Кремер были «Мамзель Нана» и «Мадам Лулу», которые напевала вся Россия, а затем, когда певица эмигрировала вместе со всеми другими «шансонье» царской России, и вся эмиграция от Китая до Америки. Об Изе Кремер забыли напрочь в СССР! А она пела с успехом в Берлине, Париже. Лондоне и Чикаго, выпустив несколько пластинок, недавно переизданных в Самаре, благодаря которым ее неповторимый голос и стильная манера исполнения и дошла до нас. В 1943 году Иза Кремер пела в Тегеране для Сталина по приглашению Черчилля. Она скончалась в Аргентине, о которой пела в танго. И вот теперь, Ирина Епифанова не только возродила сохранившиеся в архивных записях песни, но и выучила по нотам все те, которые Кремер не записала на пластинки. И вот сегодняшняя Москва вновь их слышит, тихо, не дыша, словно молитву другого поколения. Другого века! Н вечере был Федор Бондарчук и Степан Михалков, внук Александра Вертинского, создатели этого славного ресторана. Много светской публики и ревнителей старинного русского шансона и французский миллионер Франк Рауль Дюваль, обожающий Россию, балетные пуанты и старую Остоженку.

После китайской революции конца 1940х годов русский Шанхай начал разъезжаться кто куда. Многие поехали в Казахстан на целину, другие в Сибирь и на Урал, а многие в Австралию и Калифорнию, где и теперь живет немало стильных и состоятельных русских Шанхайцев. Во Франции самыми стильными шанхайками сегодня являются 90 летняя уроженка города Камень на Оби, Лидия Винокурова, бывшая хозяйка модных салонов «Алтай» и «Фемина», великолепный дизайнер и неутомимая труженица, сохранившая осанку, аллюр и Стиль с большой буквы. Она творит ювелирные украшения и проектирует уникальную мебель и сегодня, работает с уральскими самоцветами и хочет «разбудить спящие сокровища Урала». Другая шанхайская модница тех же лет — манекенщица и танцовщица Лариса Андерсен, позировавшая в Винокуровских моделях в балетной миниатюре «Ивовая легенда» в 1948 году. Она живет с кошками и собаками во французской деревне и читает поэзию русского Шанхая. Кстати сказать, и вся советская мода очень обязана русскому Шанхаю. Как это, спросите вы? Дело в том, что в 1950е – 60е годы знаменитым на весь СССР, Рижским Домом моделей руководила русская шанхайка, Шура Грамолина, опытный модельер, имевшая до возвращения в СССР в Шанхае дом мод «Modern Woman», который очень следил за стилем своих моделей.

Вот вам и связь времен, маленькая, но стильная зарисовочка далекого прошлого, которое теперь стало нашим настоящим. Приятно, не правда ли?

Александр Васильев

Поделитесь с друзьями!
  • Facebook
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • В закладки Google

Комментарии отключены.