Пальмы на память или этнический интерьер вчера и сегодня

20120903-6 О роли этнического искусства и экзотической традиции в интерьере рассказывает декоратор интерьеров и историк моды Александр Васильев.

Путешествия — божественный подарок для человеческого глаза и интеллекта. И с тех пор как, человечеству стал предоставляться такая возможность, люди полюбили привозить сувениры на память. А они бывают разными — от кукол в испанских костюмов до венецианских масок. А вот те, кому из нас еще и посчастливилось пожить в далеких краях, мы почти всегда. Полюбив чужую страну, пытались взять с собой на память еще что то и посущественнее: афганский ковер ли, египетский ли кожаный пуфик с верблюдами, японскую шелковую ширму или мексиканского глиняного божества. Все это вместе.

Составленное в одной или двух комнатах создает впечатление эклектичной яркости и броскости — это все же крупнокалиберный туристический сувенир, а не этнос. Сувенир для туриста всегда отличает то, то в быту его на своей родине не встретишь. Никто из парижан не держит дома мини Эйфелеву башню, а из венецианцев — пластмассовую гондолу с электрической лампочкой, турок- бордовую феску, а японцев — глянцевый календарь с японками. Сувенир из экзотических стран чаще всего часть китча, а этнос все же относится к народному или хотя бы локальному прикладному искусству и его материальной культуре.

В хорошем смысле — этнический интерьер это знак понимания и уважения чужой культуре, признак толерантности и широты кругозора. И интерес к этносу в истории интерьера можно проследить с Античных времен. Хорошим примером тому — являются напольные римские мозаики, имитировавшие коптские и персидские ковры. Но настоящая волна тотального увлечения этническим пришла в Европу в эпоху Раннего Средневековья, во времена Крестовых походов. Именно этим контактом с Ближним Востоком мы обязаны всему возникновению Готического искусства в Европе. Так часть этнической и религиозной мусульманской архитектуры минаретов и мечетей стала основой готической стрельчатой арки, в употребление вошли витражи, ковры, подушки и знаменитые кровати под балдахином. Этнос востока осветил жилища средневекового рыцарства, сделал его более комфортабельным и благородным. Вместе с этим в употребления пришли специи — перец и корица, лимоны и инжир, новые шелковые ткани вроде муслина, имя которого происходит от названия города Моссула в нынешнем Ираке или дамасского шелка из города Дамаска в Сирии. В быту это выразилось также в повсеместном распространении арабских цифр в замен бытовавшим ранее римским.

Позднее, в эпоху Ренессанса, этнос с Востока подарил Италии искусство инкрустации мебели слоновой костью или ценными породами цветных деревьев и складную мебель, тоже мусульманского происхождения. Такой модной мебелью в интерьере стали знаменитые складные флорентийские кресла «саванаролла», чья форма была продиктована ближневосточными прототипами.

Открытие Колумбом Америки в 1492 году стало толчком к перенесению морских дорог в Атлантику из средиземного моря и некоторого охлаждения к мусульманскому прикладному искусству. Искусство Ацтеков, Майя и Инков не было привезено в Европу и посчиталось, по незнанию, Варварским. Большинство храмов и скульптур индейцев было разрушено до основанья конквистадорами, а не стало украшением Эскуриала или толедских и гранадских дворцов. Однако то золото Мексики и Перу, которое было перевезено испанскими каравеллами в Антверпен стало толчком к богатству Европы и ее стремлению к роскоши. Все же, Америка подарила Европе безумное количество этнического в кухне. Но так давно во времени отнесен этот факт от современности, что профаны с гордостью ошибочно посчитают родиной картошки Белоруссию, а не Боливию, кукурузы и подсолнухов Украину, а не Мексику, а помидоров — Испанию, а не Колумбию, табака — Турцию, а не Гватемалу. Но исторические факты есть дело очень точное — и картофель, и помидоры, и подсолнухи, и кукурузу, и табак привезли конквистадоры из Америки. Так же как и вкусную «рождественскую» домашнюю птицу — индейку завези из Южной Америки испанцы.

Но вернемся к убранству интерьеров: в 17 веке была создана голландская Вест Индская компания. Она занималась торговыми операциями с заморскими странами и торговала очень успешно. Именно голландцы впервые стали привозить в эпоху Людовика Х1Уго из Макао китайский фарфор, чаще всего белый с синем. Эта сенсация породила позднее создание дельфтского бело-синего фаянса, португальской бело- синей глазурованной плитки и русской сине — белой Гжели.

Фарфор был безусловной новинкой и недосягаемой роскошью, так как секрета его не знали до начала 18 века и впервые раскрыли в Мейсене в Саксонии в эпоху Рококо Так родилось необъяснимое увлечение всем китайским, так называемая «китайщина» или стиль Шинуазери. Из Китая было взято слишком много в интерьере галантного века — гнутые ножки мебели, лаковые поверхности, перегородчатая эмаль, китайские шелка, фарфоровые медальоны, а также пудренные рисовой пудрой парики с косичками. Этот стиль оставил значимый след в убранстве дворцовых интерьеров Императорских летних дворцов под Петербургом — Орианиенбаума, Царского Села, Петергофа. Ни один уважающий себя парк не обходился в то загадочное время без скрипучей китайской беседки. Китайской чайной комнаты, декоративной пагоды или целой «Китайской деревни». Подражание китайскому в интерьере 1740 — 1760х годов стало излюбленной темой музейных выставок, темой книг и научных изысканий.

Но человек, особенно такой ветреный как француз или такой пытливый как англичанин ко всему присыщается. И настал черед турецкого, Оттоманского этноса. Войны, которые вела Россия в эпоху Екатерины Великой с Турцией, заставили повернуть усталый взгляд европейцев в сторону царственного Константинополя и его гаремов и эта тема взбудоражила умы эстетов эпохи Просвещения. Так в европейском интерьере появились первые диваны — знак любви и уважения гаремной царственной неге. Эти диваны, составленные из мягких тюфяков и подушек стали оббивать чаще всего полосатой оббивочной тканью, также оттоманского происхождения. И из типичного этноса — диван стал частицей европейской, а затем и русской культуры. Диваны привели за собой с берегов Босфора и пуфики, без которых мы теперь ни один будуар не мыслим. Еще два знаменитых проявления оттоманской экзотики в европейской культуре — это киоски и турецкие бани — хамамы. В нашем современном восприятии слово киоск чаще всего возникает в сочетании газетный или цветочный. Однако в переводе с турецкого он означает одиноко стоящий небольшой павильон. Турецкие бани так взволновали в то время, что даже заклятый враг турков Екатерина Великая заказала их себе в парк Царского Села.

Но вот грянула Французская революция 1789 года, была временно низвергнута монархия, на смену которой пришел самозванец Император Наполеон. Он то любил все военное и древне римское и к этносу относился скептически. Зато его первая супруга Жозефина Богарне была креолкой, родом из Мартиники. Она любила тропические сады и фрукты, ввела в интерьерную моду пальмы в кадках, которые потом доживали свой век сто пятьдесят лет спустя в Красных уголках при домоуправлениях. Ее любимым фруктом был ананас и она привела к нему интерес сперва во Франции, потом повсюду в Европе. В моду вошли беседки в виде ананаса, вазочки — конфетница в виде ананаса, вышивки и сумочки тех же очертаний.

Английский романтик и поэт лорд Байрон своими произведениями вроде «Корсара» и «Чайльд- Гарольда» еще больше популяризировал путешествия, чему прочем способствовали и наполеоновские войны — ведь французская армия дошла до Москвы и вяза ее уже все метавшуюся в пламени пожара. Романтическое послевоенное время всколыхнул вновь интерес к турецкому экзотизму, связанному в высшей степени с освободительной войной в Греции. Вновь в моду вошли полосатые ткани для будуаров задрапированных на плафонах в виде шатров и киосков, мягкие ковры и подушки. Все же век 19ый более тяготил к Историзму, чем к экзотизму, чередую попеременно любовь к готике, ренессансу, барокко, рококо и многим другим удачным или менее счастливым репликам стилей прошлого.

Но вот пришла викторианская эпоха и с нею век колоний. В Англии более всего он проявился в экспорте резной индийской мебели из эбенового дерева, ковров и бронзовых будд. В 1850е годы индийское было в моде, хотя интерес к этому типу прикладного искусства и архитектуры был заложен в Англии еще раньше, строительством знаменитого павильона в Брайтоне. В 1860е годы Япония открыла для торговли с иностранцами свои ранее закрытые порты Кобе и Йокохаму. И на Америку и Европу обрушился целый шквал японский безделушек и предметов мебели — ширмочки, шкатулочки, веера, вазочки, столики. Почти все они были богато орнаментированы или расписаны художниками от руки с рисунками, имевшими ассиметричные композиции. Это подтолкнуло к настоящему перевороту в европейской эстетике. Так ненароком в 1870е- 1880е годы возник модный стиль «японизм», который в интерьере проявился в большом количестве бамбуковой мебели, фарфора и лаковых шкатулок. Японизм стал отчасти предтечей нарождавшегося тогда стиля «модерн» или «Ар нуво» и выразился очень сильно в любви к цветам и растениям. Что объединяет японское искусство и европейский модерн.

Гастроли Дягилевского балета в Париже. начавшиеся в 1909 году всколыхнули небывалую волну ориентального экзотизма балетом Фокина «Шахерезада» и «Синий бог». Так Леон Бакст стал невольно изобретателем оранжевого абажура и «гаремных» подушек на диваны, турецкое и сиамское вновь вошло в большую моду.

Эпоха 1910х годов породила и еще один новый тип этнического интерьера — и появился так называемый «национальный романтизм». Он был особенно ярок в странах, которые образовались после Первой Мировой войны в результате распада Империи Австро — Венгерской, Российской. Оттоманской. Интерес к своему историческому прошлому и традиционным формам дизайна или орнамента создали экзотизм Финский, Румынский, Сербский, Чехословацкий, Польский, Латышский, а раньше всех их «неорусский стиль» где былинное довлело над современным.

Но вот пришли шумные 1920е годы и в моду вошел черный джаз, который странным образом спровоцировал интерес к африканскому туземному искусству. В моду вошли маски из Конго, шкуры зебры из Родезии, посуда из Занзибара и мебель из Кении. И фикусы повсюду! Интерес к африканской Этнике достиг своего пика в Парижской Колониальной выставке 1928 года. Тоталитарные, но стильные 1930е годы тяготели в греческим и римским формам и пропорциям в дизайне. А вот 1940е проявились во всплеске интереса к странам Карибского бассейна. И не только мебель, циновки, посуда, но и сомбреро и танцы вроде самбо и румба стали очень типичными для эпохи радио и музыкальных комедий с Кармен Мирандой.

После военное время отмечено интересом то к Тихоокеанской экзотике связаны со взрывом на аттоле Бикини, но корейской, то вьетнамской. Но самым роковым образом экзотизм действительно вошел в каждый дом лишь в эпоху хиппи в начале 1970х годов. Вот когда индийские и непальские веши — вышивки с зеркалами. Покрывала и табуреточки стали неотделимым украшением самого модного дома и самого светского человека. Эпоха хиппи не ограничилась одним регионом — ее интересы простирались от Марокко до Израиля, от Турции до Бирмы и повсюду находились статуэтки. Ткани, подушки, керамика, плитки, ковры и масса другого экзотического хлама. Тогда очень ценившегося. Но геометрические 1980е годы исправили вкусы в интерьере в сторону простоты и японизма, со стилем «зен» и «фен-шуй» и ресторанами «Суши».

Что принесет нам новый век? Никто нам этого предсказать с уверенностью не может. Но все же, вот некоторые тенденции: в сфере этнического экзотизма очень заметен стиль «фьюжн», в котором чувствуется эклектическое смешение различных направлений, как в модных московских ресторанах в наши дни. Еще очень моден австралийский и новозеландский дизайн — в нем есть много простоты и новизны, связанной с необычностью орнамента «маори» или «аборигенов» и новыми для европейского глаза пород дерева. Еще сильнее мусульманские мотивы. вызванные религиозными войнами наших дней. Многие любят оформить кухню, ванну или всю дачу в Магрибском стиле, а уж ресторанов и дискотек стиле «1001 ночь» и вовсе не счесть. Вещи в этническом стиле можно найти повсюду — на блошиных рынках, в специализированных магазинах или по время поездок в заморские земли. И цены тут совсем не контролируемы. Какая ни будь африканская маска стоит дорого в Бенине. На своей родине, а дешевле на парижском рынке. Или индийскую шаль порой дешевле купить в Сингапуре, чем в Бомбее. Логики тут не ищите, а покупайте по собственному чутью и усмотрению, но опираясь на стилистические рамки каждого интерьера. Экзотизм живет и побеждает и этнос, как всегда доставляет много радостей дизайнерам и их счастливым клиентам. Путешественникам по собственной квартире.

Александр Васильев

Поделитесь с друзьями!
  • Facebook
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • В закладки Google

Комментарии отключены.