Мой папа

20120906-2 Александр Васильев о своем отце, Александре Васильеве старшем

Известный театральный художник, член-корреспондент Академии художеств, народный художник РСФСР Александр Павлович Васильев родился в 11 января 1911 года (29 декабря 1910 по ст. стилю) в Самаре. Его отец – морской офицер в отставке, был Статским Советником, инспектором Императорского судоходства Волжского и Симбирского бассейнов и начальником судоходного надзора на участке от Сызрани до Симбирска при Министерстве путей сообщения Павла Петровича Васильева, мать – Нина Александровна Брызжева, дочь тульского генерала, героя Плевны, изобретателя нового вида ружья для Царской армии.

Детство Александра Павловича Васильева прошло в дружной интеллигентной семье, бережно хранившей память о выдающихся предках, в том числе из старинного дворянского рода Чичаговых. Детские впечатления вкупе со знанием деталей быта прежней России заметно обогатили его творчество сценографа и дали импульс Васильеву — коллекционеру старины.

Семья Васильевых была на редкость артистически одарённой, и круг её интересов был соответствующим. Сам Павел Петрович, обладавший голосом редкой красоты и силы, был регентом хора в Самарской женской гимназии. Нина Александровна – актрисой-любительницей. Ее излюбленным жанром была мелодекламация, столь модная в эпоху модерна, с которой она выступала на благотворительных концертах, на публичных вечерах, в госпиталях, о чем свидетельствуют программки, сохраненные семьей. Сестра Павла Петровича, Ольга Петровна была талантливым музыкантом, концертмейстером в опере. Её муж, тенор Иван Поликарпович Варфоломеев, пел в Одессе и Киеве, два сезона служил в антрепризе Сергея Дягилева в Париже и Лондоне. В эмиграции они жили в Харбине, где Варфоломеев был директором русской оперы. Потом Ольга Петровна вернулась в Россию, жила в Саратове, где и умерла. Словом, в доме царила творческая атмосфера, устраивались музыкальные и театральные вечера. Неудивительно, что все дети связали свою жизнь с искусством: брат художника Петр стал известным театральным режиссером, сестра Ирина — пианисткой.

Другая сестра Павла Петровича Васильева, Екатерина Петровна, вышла замуж за выдающегося русского художника Михаила Васильевича Нестерова. Таким образом, Александр Павлович стал племянником Нестерова, который, к слову, оказал на него в юности большое влияние и благословил на выбор дальнейшей профессии, сразу определив в молодом человеке предрасположенность к изобразительному искусству.

Октябрьская революция и большевистский переворот нарушили привычный уклад жизни Васильевых. Собрав лишь самые ценные вещи и оставив пианино, мебель, книги, они вынуждены были бежать. Из Самары путь лежал за Волгу, в Уфу, потом на Урал, в Екатеринбург, где они попали в дом купца Ипатьева. Потом была Сибирь: из Омска Васильевы направились в Новониколаевск, однако замерзнув по пути, вынуждены были остаться в Красноярске, находившемся в руках белых.

Весной 1919 года Павел Петрович с семьей двинулись назад в Европу с Белой Армией, но дальше Омска не добрались. Потом скитались в Тобольске, в тайге по великим сибирским рекам. Дома своего в Самаре они уже больше не видели. По окончании Гражданской войны остались в 1920 году с Советами в Красноярске. Там впервые арестовали Павла Петровича. Нина Александровна добилась его освобождения. В Красноярске в статисты городского театра поступил Петр, родной брат Александра Павловича Васильева. Но, чуть появилась оказия, семья перебралась в 1922 году в Москву, в коммунальную квартиру в Орликовом переулке дом 2, кв. 12, на 8 этаже, с видом на Сухареву башню, разрушенную в 1920-е годы.

В Москве Александр Павлович учился в 41 школе БОАО, где окончил 7 ступеней и поступил в Художественное училище имени 1905 года, где обучался у Е.Н. Якуба и С.Н. Николаева. Сразу после окончания МАХУ в 1930 году началась его активная творческая деятельность. Увы, началась не в стенах столичных театров. Будучи сыном «врага народа», Александр Павлович не смог получить работу в Москве, и был вынужден начать свою карьеру в провинции, а именно в Чите, где в 1931 году оформил свой первый спектакль. С первых же самостоятельных шагов в Читинском Драматическом театре Александр Павлович заявил о себе как смелый экспериментатор, усвоивший уроки русского конструктивизма, идеи В.Э. Мейерхольда и А.Я. Таирова.

В 1932 году Васильев переехал в Самару, где на сцене Самарского краевого драматического театра оформил спектакли «Князь Мстислав Удалой» И. Прута, «Свадьба Кречинского» А. Сухово-Кобылина и «Правда хорошо, а счастье лучше» А. Островского. Однако работать в городе, где в квартире его отца уже давно жили чужие люди, оказалось для него невозможным и, прожив в Самаре один год, Александр Павлович уехал.

В предвоенное десятилетие он скитался по провинциям, работая в драмтеатрах Архангельска, Владивостока, Кирова, Куйбышева и, наконец, Ростова-на-Дону, где произошла знаковая встреча будущего прославленного художника с успевшим вкусить славу и успех режиссером, художественным руководителем театра Моссовета Юрием Александровичем Завадским. В дальнейшем это знакомство перерастет в плодотворное сотрудничество.

За годы Великой Отечественной войны Александр Павлович Васильев прошел путь от бойца трудового фронта в Карелии до главного художника фронтовых театров Всероссийского театрального общества. С театральными и концертными группами он совершил множество поездок по фронтам. Минимальными средствами Александр Павлович умел создать костюмы к постановкам военного времени, изобрел удобную в походных условиях систему разборных декораций.

В 1945 году А. П. Васильев начал работать в столичных театрах, в 1947 вступил в Союз художников СССР. С 1947 года он был главным художником Московского театра им. М. Н. Ермоловой, где оформил спектакли «Пушкин» Н. Глебы, «Европейская хроника» А. Арбузова и многие другие, с 1954 — по приглашению Ю. Завадского главным художником Театра им. Моссовета. В костюмах от Васильева выходили на сцену Фаина Раневская, Любовь Орлова, Вера Марецкая, Ростислав Плятт. Все они были частыми гостями в доме Александра Павловича. Дружбе способствовала и супруга художника – Татьяна Ильинична Васильева (Гулевич), актриса первого выпуска Школы-студии при МХАТе и педагог той же студии по сценической речи.

За 20 лет содружества с легендарным режиссером Ю.А. Завадским Мастер создал декорации к множеству спектаклей этого театра, включая инсценировки пьес «Кража» Дж. Лондона, «Дали неоглядные» Н. Вирты, «Леший» А. Чехова, «Василий Теркин» А. Твардовского, Милый лжец» Дж. Килти, «Дядюшкин сон» Ф. Достоевского, «Последняя жертва» А. Островского.

Немалый резонанс получили декорации для сценической композиции «Петербургские сновидения» по мотивам «Преступления и наказания». В этой ключевой для Художника работе ему удалось воссоздать трагическую атмосферу Петербурга Достоевского: серо-коричневые тона, замкнутое пространство, клетки-квартиры, хлопающие окна и мечущийся в поисках собственной души Раскольников в исполнении Геннадия Бортникова. Смелость художника, который в 1968 году ввел в финальную сцену распятие, стала притчей во языцех, как и его богатая, выходившая за рамки дозволенного «реализма» визуальная образность.

Спектакли в сценографии Васильева ставились и в ряде других театров столицы: Большом (ГАБТ СССР), Малом, Художественном (МХАТ СССР им. М. Горького), в театрах имени А.С. Пушкина, имени Ленинского комсомола, в Театре Сатиры и на Малой Бронной. Во всех своих работах он стремился глубоко, многопланово и емко раскрыть тему пьесы, уловить и передать дух эпохи. В 1973 году в спектаклях «Лес» и «Последняя жертва», оформленных на разных сценах к 150-летию со дня рождения классика русской драматургии А.Н. Островского, мастер заново утвердил почти забытую систему живописно-объемных декораций. Эти постановки изменили бытовавшее представление о том, что традиционная живописная декорация, служащая фоном для игры актеров, несовместима с современным театром.

В 1959 году на Всемирной выставке в Брюсселе Александр Павлович был удостоен Гран-при за панно «Русская и советская опера». Имел много других наград, отечественных и зарубежных. В 1962-66 годах возглавлял секцию художников театра и кино МОСХ, с 1966 – секретарь правления Союза художников СССР. С 1980 года был президентом Советского центра Международной ассоциации сценографов и театральных технологов.

Произведения А.П. Васильева хранятся в музеях Большого театра России, Московского Художественного театра им. А.П. Чехова, Государственном музее А.С. Пушкина, в других российских музеях, включая провинциальные, а также в частных коллекциях.

Личности Васильева было тесно в узкоцеховых рамках. Еще одна грань творчества Васильева – его станковая живопись. Цикл его работ «Отшельники» являет яркие и выразительные социальные типы, тонко подмеченные автором; серия портретов современников отражает дух времени и характеры окружающих художника людей. Пейзажи позволяют зрителю окунуться в мир творческих поездок и вместе с автором побывать в Амстердаме, Японии, Афганистане, проникнуться атмосферой праздника и путешествия. Не ускользает от мастера и мир московских двориков и бульваров с его обитателями. Натюрморты Васильева, где с особым вниманием и любовью изображены букеты полевых цветов, предметы из мастерской художника, подчеркивают интерес живописца к обычному миру вещей, в которых он, подобно философу, ищет и находит нечто необычное, как бы раскрывая их природу, их «душу».

В 1976 году Александр Павлович ушел со службы в театре и сосредоточился на живописи. В полной мере она отражала духовные и художественные поиски автора, его отношение к действительности. В мастерской художник мог свободно и экспрессивно передавать своё элегическое или, напротив, острокритическое настроение. Театральность видения была присуща всему его творчеству. Поэтому «самую сложную мысль он стремится представить нам по законам большого зрелища», — отмечал А.И. Морозов.

В тематических композициях Васильев давал волю фантазии, юмору, иронии, но в то же время настойчиво вел поиски идеала. В целом оставаясь в русле традиций классического искусства, охотно вступая диалог со старыми мастерами, отсылая зрителя то к Древнему миру, то к эпохе Возрождения, он порой использовал элементы стилистики модерна, ар-деко и сюрреализма. Отголоски русского конструктивизма слышны в урбанистических пейзажах, созданных после путешествий за рубеж, прежде всего в Голландию, Канаду, Японию.

Васильев активно вводил в свои произведения предметы старины из собственной коллекции, нередко помещал среди них модель – таковы натюрморты «Актер» и «Актриса», «Самовары», «Старость», композиция «Лето», ряд автопортретов.

Особое место в станковом творчестве мастера занимают композиции с выдуманными им самим персонажами – «балбетками». Эти предметы различной формы, выточенные из дерева и раскрашенные художником, напоминают кегли или кухонную утварь. В их названии объедены два понятия: «балбес» и «бабетка» — шляпка, модная в 1960-е. В целом возникает собирательный образ «советского человека» с ограниченным кругозором, но стремящегося не отстать от моды. «Балбетки» играют в картинах Васильева самые разные роли: то служат частью натюрморта, то выступают в качестве гротескных обитателей «человеческого» мира. С их помощью художник наедине с собой разыгрывает пьесы в собственном театре. В серии ироничных фантазийных работ, показывающей вымышленную страну Балбеттинию, внимательный зритель легко узнает пародию на реальный мир с его сложными отношениями и жизненными ситуациями.

Александр Павлович Васильев скончался 10 ноября 1990 года.

Поделитесь с друзьями!
  • Facebook
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • В закладки Google

Комментарии отключены.