Без платья нет женщины

20120831-7 Автор: Людмила АНИСИМОВА.
Известный телеведущий, историк моды и дизайнер Александр ВАСИЛЬЕВ — об угрозе разрушения семьи и сохранении культуры.

Первую и пока единственную в мире награду за интерьер придумал руccкий парижанин Александр ВАСИЛЬЕВ и рассматривает ее как поддержку культуры. Он специально приезжал недавно в Ригу, чтобы вручить свои «Лилии Александра Васильева» нашему театру Национальная Опера. Он вручает по всему миру свои награды за стильный интерьер и за то, что форма и содержание соответствуют друг другу…

Мода и женщина

Вот в число избранных попало и здание нашей Национальной оперы. Ей Александр Васильев вручил две керамические лилии, выполненные вручную, за номерами 11 и 12. Где их разместят — еще не решено; художники Оперы будут думать. Кстати, этой премией он отметил и свой личный юбилей: 10 лет назад Александр Александрович создал сценографию и костюмы к балету «Щелкунчик», который по сей день идет на сцене нашей Оперы — и всегда при аншлаге.

Церемония вручения «Лилий» завершилась призывом историка моды поднять бокал розового шампанского «Абрау Дюрсо», послом которого в масштабах всего мира он является. Что многочисленные гости с удовольствием и осуществили…

В роскошном интерьере Оперы «ВЕСТИ» решили расспросить г-на Васильева об экстерьере, то бишь облике современной европейской женщины, который ну никак не сочетается с тенденциями высокой моды. Идешь по улице, предположим, Берлина или Стокгольма — и диву даешься: ну ни одной модной и соблазнительной дамы!

«Секс-символ» нашего времени в женском обличье — это нечто в поношенных брюках, раздолбанных кроссовках, разноцветных майках или разлезшихся во все стороны свитерах… А уж об укладке, педикюре, маникюре, элегантных аксессуарах — приказано забыть! Понятно, что в данном случае имеется в виду уличная толпа, а не отдельные редкие экземпляры, покоряющие элегантностью. Куда ж мы идем? Если принимать во внимание расхожий термин, что мужчина — это охотник, как-то трудно представить что за такой, с позволения сказать, бесполой женщиной он станет охотиться (разве что с большой голодухи)…

- Это правда, что нынче итальянские и французские дизайнеры чаще работают на восточный рынок, — с грустью в голосе ответил Александр Александрович на мой развернутый вопрос: — для украинского, русского, китайского, казахского покупателя, для японского потребителя. Европейки устали от моды.

Европейцы одеваются более чем скромно, особенно в эпоху кризиса. Их не надо ругать — их надо понять. В то же время россиянки перегибают палку: они носят все лучшее — сразу и сейчас! Все у них слишком — ярко, много, вычурно. А нужно знать меру.

Что мы можем сделать в этой ситуации? Я стараюсь как могу. Но повлиять на мнение всех людей было бы невозможно. То, что я делаю, — это сохранение культуры в ее многообразии, в том числе и в моде. Даже вручение моих Лилий — это тоже поддержка культуры, ее престижа в области интерьера. Так же, как «Модный приговор» на ТВ — поддержка культуры одежды. И мои лекции и выставки — поддержка истории и знаний о моде. Это — капля в море, но она дает свои плоды.

Поверьте, в России стали одеваться несколько иначе с тех пор, как я пришел на «Модный приговор». Я получаю много записок и писем через Интернет. Особенно такого примерно содержания: «Теперь я иду в магазин, и внутренний голос мне шепчет: Васильев сказал, что гипюр вульгарен, и я вешаю блузку обратно, или покупаю юбку, а голос опять за свое: кого вы собираетесь соблазнять в этом?!» То есть я понимаю, что мои слова, порой жесткие, остаются в головах у женщин, и они уже хотят слушаться и повиноваться моим советам…

- А сами создатели моделей от кутюр не бьют тревогу, что скоро останутся не у дел?

- Они понимают, что будут всегда востребованы, поскольку всегда будет существовать элита, даже в обществе бездуховном, в эпоху кризиса и заката Европы. Всегда найдутся люди, у которых будут деньги. И не переведутся люди, рассуждающие следующим образом: я богатый человек — и мне нужна дорогая женщина. Понятие дорогой женщины — навсегда! Когда она должна носить драгоценности, меха, дорогие сумки, аксессуары, хорошо выглядеть.

Конечно, модельеров будет меньше. Тому доказательство — увольнение Гальяно из Дома моды Кристиана Диора: они никого не взяли на его место. То есть они остались без головы! И они могут прожить без руководителя подобного ранга, да и выбрать не из кого. Это как раз и говорит о кризисе и закате большой моды…

Мода и семья

- Видимо, современная женщина предчувствует этот грядущий кризис моды…

- Над нами в XXI веке, как ни странно, очень довлеет религия. Это все более наступающее нам на пятки мусульманство в странах, где женщина должна ходить в парандже или хиджабе, где она должна не работать и сидеть дома, рожать детей и, желательно, быть частью гарема мужа. С другой стороны, в России чувствуется наступление ортодоксального православия. Например, протоиерей Чаплин требует от женщин длинных юбок, закрытых плеч и рук, неприлегающей одежды. Это все связано с очищением морали. И женщины в недалеком будущем во избежание неприятностей будут переходить на длинные одежды.

- Что потеряет в результате женщина и другая половина человечества?

- Кристиан Диор сказал: «Без шляпы нет культуры». Это его афоризм. А я скажу: без платья нет женщины. Если мы хотим сохранить семью, деторождаемость, то, согласитесь, женщина должна быть привлекательной и женственной. Иначе мы придем к однополой любви. Мы, кстати, и идем к ней на всех парах. Женщины будут любить женщин, мужчины — мужчин. Ведь женщина гораздо лучше поймет другую женщину, нежели мужчину. Так же, как мужчина гораздо лучше разберется в мужчине, чем в женщине. И они забудут о разнице полов и придут к унисексу. А вместе с этим — прощай, семья!

“Если мы хотим сохранить семью, деторождаемость, то, согласитесь, женщина должна быть привлекательной и женственной. Иначе мы придем к однополой любви. Мы, кстати, и идем к ней на всех парах…”
А. Васильев

Поделитесь с друзьями!
  • Facebook
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • В закладки Google

Комментарии отключены.